Мэр Днепра Борис Филатов: Это не скромно, но мне нечего стыдиться

С Борисом Филатовым мы традиционно общаемся накануне Дня города. За этот год мэр Днепра похудел на 40 кг и закончил реконструкцию моста, выиграв досрочно спор у Владимира Зеленского. Казалось бы, радуйся, готовься к местным выборам, но вместо поздравлений на «1+1» показали фильм, какой Филатов плохой. И, похоже, это не последний привет от известного земляка нынешнему мэру. 

Почему поссорились Борис Альбертович с Игорем Валерьевичем, хорошо ли иметь старых знакомых в новой власти, чего не хватило Порошенко, чтобы его полюбили горожане и как вести себя депутатам в соцсетях — читайте в интервью «КП в Украине». И конечно, рецепт похудения от Филатова. Впечатляет!

— Вы смотрели фильм о себе на «плюсах» — расследование о строительстве моста в Днепре? 

— Да, фильм смотрел. Неожиданностью для меня он не стал. Более того, я прекрасно понимаю, что это только начало. Дискредитация меня со стороны господина Коломойского продолжится, он и дальше будет включать все свои медиаресурсы против меня.

— Что будете делать? 

— Я не буду отмалчиваться об этом человеке и его делах. Я максимально иду в публичную сферу. 

— Собираетесь подавать в суд? 

— Я уже советуюсь с адвокатами. Но если подавать в суд, то лучше это делать не в Украине, а на Кипре, поскольку известный телеканал принадлежит кипрским офшорным компаниям. Думаю, что там им можно доставить гораздо больше горя. 

Выдам небольшой секрет: международная компания «Limak», которую фактически опозорили в этом фильме, которая построила аэропорт в Стамбуле и ж/д вокзал в Анкаре, тоже подает в суд. И 13-го числа я встречаюсь с турецким консулом, чтобы обсудить, каким образом противодействовать дискредитации турецких институционных подрядчиков.

— Как вы сами считаете, история с мостом сильно ударила по вашей репутации?

— Она ударила по мне, по моей репутации и по всему, что будет дальше. Я иногда сижу и думаю: а может, лучше ничего не делать? Будем просто класть плиточку, цветочки высаживать. А все дальнейшие истории — мост на Монастырский остров, путепровод на Слобожанском проспекте… пусть те, кто считают себя самыми умными, сделают это вместо нас. У нас же все мостостроители! Все ж знают разницу между поперечными балками и ригелями! 

КТО ПРЯЧЕТСЯ ЗА МОСТОМ

— И все-таки, что происходило с мостом? Ваша версия? Почему такой шквал критики в ваш адрес?

— Ситуация с мостом обросла огромным количеством слухов, сплетен, откровенных глупостей. Могу показать вопросы от людей. Например, «Почему на мосту не ремонтировались поперечные балки?». Так на мосту нет поперечных балок, там есть ригели. Или спрашивают: «Почему не кладут под деформационные швы гидроизоляцию?» Так ее не кладут под деформационные швы, ее кладут под асфальт. 

Уже доходило до откровенных фейков, знаете, когда бетонную карту заливают бетоном, сверху на нее кладут пленку, чтобы бетон высыхал равномерно. А «сетевые хомячки» разгоняют фейки, что мы в бетон монтируем пленку. Это уже приобрело характер массового безумия, психоза. В этом городе все стали мостостроителями, особенно в соцсетях. 

— Кого нужно наказать за то, что ремонт моста в Днепре затянулся на несколько лет? 

— А кого наказать? У нас был первый недобросовестный подрядчик, с ним мы находимся в совсем нехороших отношениях. Он записывает видеоролики и рассказывает свои огрехи, но выставляет, что это как бы наши проблемы. Степень цинизма просто фантастическая! Думаю, что правоохранительные органы поставят окончательную точку в этой истории, более того, уже четыре, по-моему, дела находятся в суде. 

Я уже не говорю о попытках извне помешать закончить работы. Пример — накануне окончания работ появляются на мосту представители, не буду говорить какого, правоохранительного органа: «Сейчас мы будем сверлить, выяснять, какой у вас асфальт». Спрашиваем в ответ: «Как вы сейчас будете уложенный асфальт сверлить? Там же гидроизоляция! Можно ж это ультразвуком сделать…» 

— Считаете, этот визит был неслучайным? Кому это выгодно?

— Не будем называть имена, но все мы знаем историю, как Садовому придумали грибовичскую свалку, и чтобы сбить ему рейтинг, город утопили в мусоре. Я точно знаю, что это — не воля нового президента. Просто нашлось огромное количество интересантов, которые хотят прикрыть себе зад. 

— Мост уже открыли. Президент приедет проверить его состояние? К примеру, на День города?

— Президент думает. Мы в любом случае будем ему рады. Но если он не приедет, не обижусь. В этом споре выиграл не Филатов или Зеленский, в этом споре выиграл город. Мы должны были закончить работу — и мы ее закончили бы в любом случае. Но президент, как гений политического пиара, придал этому новую окраску. Все взбодрились. 

— Кстати, а как поживает девушка из Днепра, которая собиралась провести ню-фотосессию на мосту, если вы выиграете спор у Зеленского? Вы к таким троллингам как относитесь?

— Она весь этот поток злобы, грязи и идиотизма, которые писали по поводу моста, не то чтобы перебила, но превратила в фарс. Я ей за это благодарен. Она и с Омеляном (бывший министр транспорта) встречалась, и с Лысенко (зам Филатова) переписывалась. Но она делала без ненависти, а некоторых читать невозможно — бред сумасшедшего. 

Филатов пообещал президенту добровольно уйти в отставку, если мост не отремонтируют до 14 сентября. Мост открыли 7 сентября.
Фото: ДАЦКОВСКИЙ Павел

ЧТО МЭРЫ ГОТОВЯТ НА 16 СЕНТЯБРЯ

— Вы уже говорили с президентом о перспективах децентрализации? Какое его видение?

— Говорил во время его визита сюда. Мы много говорили, когда ходили по городу, когда я провожал его в аэропорту. На заправке, когда кушали шаурму. 

— Вы тоже ели шаурму? Вы же на диете.

— Я не ел шаурму, я кофе пил без сахара. Шаурму ел президент. Богдан и компания ели сосиски.

— С новым премьером уже общались?

— Познакомился, когда он приезжал вместе с Владимиром Александровичем, поговорили о вопросах энергоэффективности. Первое впечатление было, что это человек с острым умом. 

На 16-е число назначена ассоциация городов, и нам подтвердили, что придет премьер вместе с профильным министром Анной Бабак. Понятно, что будет широкая дискуссия, столкновения корпоративных интересов, но я не думаю, что нынешняя власть выберет убийственный путь по сворачиванию децентрализации. 

— Такой вариант тоже обсуждается?

— Поступают разные сигналы. Недавно была скандальная история, когда наши коллеги взяли и приостановили 10 млрд соцэкономики ГФРР выплат территориальным громадам. Просто взяли и выключили из розетки. Так мэры мелких городов записали порядка 50 видеороликов «отдайте наши деньги», и вот сегодня они приехали. Перед вашим приходом мне позвонили и говорят: все, ловите деньги. 

— Если начнется сворачивание децентрализации, что будете делать вы?

— Если нам начнут деньги обрезать, буду просто выходить к людям и объяснять это. Я — первый из региональных политиков, кто во время выборов не присоединился ни к одной из партий, хотя у меня было 5 предложений. Люди сделали свой выбор. Теперь, когда люди ко мне придут за троллейбусом на Победу или за приднепровским электробусом, я скажу: идите к депутатам, которых вы выбрали и которые проголосовали за бюджет. 

КТО ПОЙДЕТ В МИНФИН ИЛИ ЗАЧЕМ ОТМЕНЯТЬ МАЖОРИТАРКУ 

— Вы лично за кого голосовали?

— Не скажу. Но будем теперь работать с теми, кого выбрали. Тем более среди них большое количество нормальных, здравых людей. Есть и «непотріб», которые вообще не понятно, как туда попали.  

— Но результаты парламентских выборов вас не удивили?

— Чего мне удивляться? Я в отличие от других коллег не вел никаких кандидатов, не обнимался ни с кем на мажоритарных округах, не раздавал газет или листовок. У меня не было гиперцели завести своих депутатов в парламент. У меня была дилемма. Например, округ Куличенко. У меня с Иван Иванычем шикарные отношения, но при этом от «Слуги народа» шел мой товарищ Юра Мысягин, волонтер и прекрасный светлый человек, которого я с 14-го года знаю. Кого мне поддерживать? Иван Иваныча, который на следующий день после выборов пошел бы решать вопросы в Минфин, или Юру, который не знает даже, где Минфин находится. 

— В итоге победил Юра?

— Да, и теперь Юра будет искать адрес Минфина, и стучаться туда, и говорить: здрасьте, я вместо Иван Иваныча.

— Думаете, будет? А остальные?

— А у них выхода нет. 

— Ничего, вот отменят мажоритарку, и никто никуда ходить не будет. Вы за или против такого решения?

— Для парламента отмена мажоритарки — это хорошо. Но тогда надо делать в стране двухпалатный парламент, где были бы представлены регионы. При этом на местных выборах, наоборот, нужно убрать партийные списки…. 

У действующей власти есть определенного рода иллюзия, что местное самоуправление — они, типа, сейчас не входят в вертикаль власти, поэтому условно в оппозиции. Но местное самоуправление — это вообще не вертикаль власти. Оно занимается местными делами. Поэтому, когда есть какие-то иллюзии построить КПСС, пусть строят, но я боюсь другого. 

Если мы начнем делать местные выборы, досрочные или срочные, есть риск, что на востоке тотальный контроль получит партия, которая набрала на парламентских 13%. И тогда местные советы начнут принимать автономистские решения. А они должны другим заниматься — городом, территорией, а не принимать обращения к президенту, парламенту или премьеру. 

«В этом городе все стали мостостроителями, особенно в соцсетях».
Фото: ДАЦКОВСКИЙ Павел

ЧТО ОБЩЕГО У СТАРОГО И НОВОГО ПАРЛАМЕНТА

— Как вы считаете, местные выборы будут досрочными? Есть предпосылки для этого? 

— Вначале мне казалось, что никто не хочет нас слышать, теперь получается вроде как уже пошла дискуссия. Последнее заявление Владимира Александровича вселяет надежду, что все мои публичные выступления были услышаны. Досрочные выборы нужны, но для этого нужно закрыть прорехи, которые существуют в децентрализации, провести админреформу и только потом объявлять их.

— Но при таких возможностях, как монобольшинство, законодательный процесс пойдет еще быстрее…

— Голосование по принципу взбесившегося принтера? Опасность обострения авторитаризма — она всегда присутствует. С другой стороны, может, нас ждет просвещенный авторитаризм. Были же примеры в истории…

Но мне кажется, эйфория от победы скоро пройдет. Я ж помню парламент 14-го года, схожая матрица: казак Гаврилюк, Парасюк, комбаты. Помню показательные посадки, когда во время заседания Кабмина надевали наручники на министра чрезвычайных ситуаций. Он, правда, потом через суд восстановился. Помню, когда все говорили: не будем пускать регионалов в руководящие органы, тех, которые принимали законы 16 января, и тому подобное. Но потом на тебя наваливается и постепенно затягивает. 

— И какие первые признаки того, что заканчивается эйфория? 

— Первый признак, когда голосов «за» окажется 299. На снятие депутатской неприкосновенности был общественный запрос, там голосов было много. А потом во время другого голосования голосов окажется уже 225. И тогда спикер, как Парубий, начнет говорить: «Шановні колеги, голосуймо 17-й раз». 

— Ваш прогноз: сколько времени до окончания эйфории? 

— Первые звоночки уже есть — вспомните заявление: 29 августа на торжественной сессии мы примем решение о проведении админреформы, а 3-го проголосуем еще раз, в результате выборы проведем чуть ли не в октябре 2019 года. Только ни 29-го, ни 3-го админреформы не было в повестке дня. Сейчас стоит задача всю эту историю финализировать к 1 января, то есть выборы однозначно переезжают на апрель или май 20-го года.

Конечно, им будет проще с монобольшинством, ни с кем не надо договариваться, но возникнет огромное количество проблем. Приняли депутатскую неприкосновенность, а дальше? Надо внести изменения в закон о статусе народных депутатов, УПК, поменять криминальный кодекс. Или сейчас — весь Кабмин перетрусили. Наверное, правильно. Но только Кабмин забюджетирован под старые названия. Мы в Днепре ликвидировали районо, до сих пор не знаем, как бухгалтерию свести. А тут объединили несколько министерств. 

Тот же огромный кадровый голод. Правительство сформировали, есть много хороших людей. А замминистра? А госсекретари? А руководители департамента? Тут, блин, скоро будешь бегать по городу с сачком ловить директоров коммунальных предприятий. Я тоже, когда залез в это кресло, думал: «щас тут всех порву». А потом тебя раз, два, три… У меня, правда, не было монобольшинства. 

— У вас был горсовет, с которым вы смогли договориться.  

— Да, но сначала мне пришлось с советом очень повоевать. Но власти я желаю только добра. Надо быть идиотом, чтобы сидеть и потирать руки, чтобы у Зеленского было плохо. Будет плохо у них — будет плохо и у нас. 

— Одно из предложений — то, что могут вносить законопроекты не только депутаты, министры, Кабмин…

— И народ. Мне тяжело по этому поводу давать комментарии. Я ж больше по канализационным люкам.

«Эйфория скоро закончится. Первые признаки уже есть».
Фото: ДАЦКОВСКИЙ Павел

ПОЧЕМУ ГОРОД НЕ ОЦЕНИЛ ПОРОШЕНКО

— Как вы считаете, почему Порошенко проиграл в Днепре? Он ни в один город так часто не приезжал перед выборами, как в Днепр.

— Приезжал, потому что, наверное, чувствовал свою вину по отношению к Днепру после историй в 14-15 годах, когда Геннадия Корбана отправили за решетку. Меня травили: долго, но безуспешно. Невозможно забыть, как в 2015 году мне выбивали двери в офисе, в квартире. Не хочу себя уподоблять Нельсону Манделе, но у него было хорошее выражение: «Я не смог забыть, но смог простить». Я тоже смог простить и перевернуть эту историю с Петром Алексеевичем, потому что невозможно все время жить ненавистью. 

Мэр любого города должен быть в хороших отношениях не только с президентом, но и с профильным министром, с премьер-министром. Не бегать, не целовать в одно место, но при этом быть в конструктиве. Децентрализация ведь преимущественно была на бумаге, просто денег дали чуть больше. 

— И все-таки почему жители не оценили вклад Порошенко?

— Тут говорить надо не о Порошенко, а скорее о Резниченко и компании. Они реально сделали много. Но почему-то те хорошие добрые дела, которые они сделали в Днепре, в области, так и не экстраполировались в рейтинг Петра Алексеевича. Его здесь никогда не любили. Поэтому люди пошли и проголосовали по-своему.

ЕСТЬ ЛИ В ГОРОДЕ МИЛЛИОН 

— Игорь Валерьевич сказал, что, по его подсчетам, в Украине проживает около 35 млн жителей. И успех Зеленского будет, если он сможет увеличить эту цифру. Вот, для примера, сколько сейчас жителей в Днепре? Есть миллион? 

— Думаю, есть. Здесь я согласен с господином Гончаруком — надо проводить перепись населения. Главное — чтобы, после того как все посчитаем, не ужаснуться. 

— Хорошо, а что вы как мэр города-миллионника делаете, чтобы люди не уезжали?

— Моя задача — обеспечить нормальную городскую среду, я могу ремонтировать дороги, делать детские площадки, могу делать злосчастный мост, создавать какую-то культурную составляющую, организовывать фестивали, развивать общественный транспорт. 

Я, например, собирал IT-компании: молодые ребята, живут в Днепре, миллионеры. Спрашиваю: что вам надо? Отвечают: аэропорт в первую очередь, культурная жизнь, чтобы ресторанов было больше.

— Стоимость перелета в Днепр впечатляет даже западные авиа­компании… Дешевле во многие страны слетать и вернуться.  

— Это одна из тех причин, почему выступил публично и поругался с Коломойским.

— Все-таки уже понятно, где будет новый аэропорт Днепра?

— Аэропорт будет только там, где он есть. Я не верю в прожекты под названием «Соленое» и прочее. На это надо огромные деньги, много времени. В аэропорт нужно топливо ввозить, тянуть железнодорожную ветку. 

— Вам легче от того, что в команде нового президента много ваших старых знакомых?

— Мне от этого никак. Допустим, я знаю Кирилла Тимошенко, но Кирилл отвечает за информационную составляющую, то есть он мне никак не поможет с точки зрения децентрализации. Богдан тоже занимается вопросами более высокого уровня. Меня же в первую очередь интересуют простые и понятные вещи: где наш ГФРР, где наш соцэконом. 

Мне б лучше было дружить с Оксаной Маркаровой. Мы с ней знакомы, она — большой профессионал, но она, скажу вам, сильно нас поджимает. Но таким и должен быть финансист. Вот у меня такой финансист в мэрии — Владимир Владимирович Миллер. Его все ненавидят, потому что он сидит на деньгах и всем выкручивает руки.

РАБОЧИЕ МЕСТА ИЛИ ЭКОЛОГИЯ

— Президент поставил задачу — раскрывать экологические преступления. Какие предприятия, на ваш взгляд, представляют наибольшую опасность для экологии города? 

— Мне тяжело вешать наклейки условно, это серьезная структурная проблема, которая связана не только с налогообложением, здоровьем, но и с рабочими местами. Например, все жалуются на Приднепровскую ТЭЦ, с горем пополам там поставили фильтр — то он работает, то не работает. Давайте ее закроем, и весь левый берег вообще без тепла останется. Или, например, «Петровка». Но возникает вопрос: а куда людей девать?

— А экология?

— Это вечная тема для обсуждения, но чтобы решить проблемы экологического контроля, их нужно передать на места. Только территориальная громада может найти баланс между сохранением рабочих мест, закрытием вредных производств и решением инфраструктурной проблемы. 

А что делать, например, с Днепром, который превратился в цепь озер? Опять же в экологии много есть историй, в которых виноваты обычные рядовые граждане. Мэр города Ньюарк (США) рассказывал мне во время визита, что у него есть право на арест. Спрашиваю: а кого ты первого арестовал? Он говорит: рядового жителя, который врезался в канализацию и сбрасывал фекалии в озеро. Хотел показать ему наш ливневый коллектор, где все: шаурма, кафе — просто врезаются в эту трубу. Думаю, только за такие незаконные врезы тысяч 5 человек можно было бы арестовать, если бы это было в США.

КАК БАНИТЬ И БЫТЬ ПОПУЛЯРНЫМ В СОЦСЕТЯХ

— Вы не считали, сколько людей забанили в соцсетях за время мэрства?

— Порядка 5 тысяч. Причем у меня жестко, я баню даже за лайки глупых комментариев. Знаю, нельзя ругаться в соцсетях, но не могу ничего с собой поделать. 

— Разбаниваете назад? 

— Иногда. Когда ты имеешь 250 тысяч человек френдов и подписчиков, эти 5 тысяч просто не замечаешь. Думаю, мой ФБ можно сопоставить с каким-то СМИ по степени влияния. Даже Юрий Стець когда-то сказал: Филатов, наверное, единственный из политиков, который капитализировал свой Фейсбук.

— У вас теперь новый канал связи с аудиторией — YouTube.

— Я даже Инстаграм себе завел. Это просто разный формат, разная аудитория.

— Где вам комфортнее?

— Конечно, в Фейсбуке. Для Ютуба надо готовиться, писать, тратить время, приводить камеру, монтировать. А в ФБ написал и написал. 

— Что посоветуете депутатам-новичкам? Стоит им вести соцсети и всем дружно писать «ура-ура! Мы отменили неприкосновенность».

— Я подписан на всех депутатов, которые ныне зашли. Ну да, сейчас они все с поросячьим восторгом пишут «мы отменили неприкосновенность». Наверное, этим надо хвалиться, но людям вскоре это надоест. Людей интересуют не общеизвестные истины, а какие-то личностные моменты. Почему меня читают? Потому что я пишу от себя. Иногда с матюками. Но людям интересно меня читать, они понимают, что это живая история, а не просто «ура, ура, мы на сессии проголосовали за бюджет». На самом деле, если напишу «ура, мы ввели мораторий на вырубки деревьев», то это наберет 200 лайков. 

Я баню даже за лайки глупых комментариев.
«Я баню даже за лайки глупых комментариев».
Фото: ДАЦКОВСКИЙ Павел

КАКОЕ БЫ КИНО СНЯЛ О СЕБЕ

— Разговаривала с местными, очень все возмущаются вырубкой деревьев. Просили спросить у вас, зачем на Короленко вырубили деревья ночью без предупреждения и обсуждения?

— Это опять же истерика, это как с мостом. Платаны стояли на газовой трубе, их нельзя было не убрать, мы спилили платаны ночью. Наверное, это действительно было не очень красиво. Когда мы голосовали за мораторий на вырубку деревьев, пришли активисты и начали кричать «платаны, платаны». А они гнилые были внутри. Рано или поздно он просто бы упал кому-то на голову. Они говорят: нет, это не этот платан. Сейчас в городе у нас идет мораторий на вырубку — и не рубят. 

— Но советоваться надо было?

— Советоваться надо было и, наверное, надо было объяснять все, но очень часто, когда ты пытаешься объяснить, твой голос звучит, как глас вопиющего в пустыне… Есть обоснованная критика, как, например, за деревья — зачем срубили их ночью, а есть необоснованная критика — зачем мост делали пеной. И самое главное — что ты не можешь им ничего доказать. 

— А парки? Как человека, давно не бывавшего в городе, приятно впечатлил «Зеленый гай». Но состояние некоторых парков пугает. Там и днем-то страшно находиться…

— Все упирается в деньги. Я всегда подчеркивал, что децентрализация дала территориальным громадам возможность вздохнуть. Если бы ее не было, то уже бы давным-давно это все просто рухнуло. По двум крупным паркам — парк Шевченко и парк Глобы — для того чтобы сделать ремонт, надо получать в Киеве согласование. В следующем году мы идем в парк Шевченко. 

По парку Глобы самая большая проблема — это озеро вонючее. Если сейчас в жару мы начнем выкачивать ил — весь город будет вонять. И этим всем надо заниматься. И если бы у нас был бюджет миллиардов 5 долларов… А так ты сидишь и кроишь, как и что сделать. А летний театр? Можно на него смотреть без содрогания? А 6 тысяч домов многоквартирных, которые находятся в жутком состоянии? А 50% лифтов, которые не ходили? А состояние общественного транспорта, а трамвайные пути?

— Вы делали программы, где критиковали местные власти. Вот если бы вы программу делали о себе, за чтобы себя критиковали?

— Наверное, это нескромно, но мне нечего стыдиться. Я просто теперь понимаю объем проблем. Их много, они накапливаются. Чтоб в городе сделать все дороги при нынешних условиях финансирования, нужно 7 лет. Сейчас мы начинаем заходить во дворы и делать тротуары. До этого занимались проездными дорогами. Мне говорят: «А посмотрите, как в Харькове». Ну, когда я буду 14 лет мэром, как Кернес, тогда и спрашивайте. Пока я мэр всего лишь 4 года. 

КСТАТИ

Добавить комментарий