Медреформе конец?

Массовое аннулирование якобы «незаконных» деклараций пациентов с семейными врачами, о чем гудит интернет, совпал с бегством двух заместителей Ульяны Супрун из Минздрава на выборы. Реформа, которая на первом этапе была сведена исключительно к подписанию деклараций, рушится как карточный домик. При этом главный вопрос, волновавший пациентов, – бесплатные лекарства – так и не был решен. Люди по-прежнему лишены конституционного права на медицину. А пани Ульяну беспокоит запах пота и празднование «совэцького» дня медика

Согласно Конституции, день рождения которой страна будет отмечать уже послезавтра, каждый гражданин Украины имеет право на охрану здоровья, медицинскую помощь и медицинское страхование. “Охрана здоровья обеспечивается государственным финансированием соответствующих социально-экономических, медико-санитарных и оздоровительно-профилактических программ", – гласит ст. 49 Основного закона.

Депутаты те еще “молодцы”: выписали формулировку таким образом, что с одной стороны каждый украинец как бы имеет право на медицинскую помощь за счет государства. Но четкой однозначной фразы о том, что предоставлять медицинскую помощь всем гражданам страны в государственных учреждениях обязаны бесплатно, нет. Поэтому “возможны варианты”.

Супрун с самого своего назначения педалировала идею, что "мы лукавим, будто медицина бесплатная, а она таковой не является, мы все платим за все", и предложила платить в открытую. Дескать, чего стыдиться. Будем жить по формуле: деньги ходят за пациентом.

Так началось все то распиаренное безобразие, которое называли первым этапом медреформы. Что поменялось? Врачи стали другими? Протоколы лечения более современными? Больницы новые построили или больных перестали заставлять покупать лекарства за свой счет? Нет! Ничего подобного не произошло.

Просто всех обязали заключить декларацию с участковым терапевтом (педиатром), а поликлиники переименовали в центры первичной медико-санитарной помощи. А иначе, сказали маленьким украинцам, за прием в поликлинике будете платить. И конституция вам не поможет.

Население дружно и дисциплинировано ринулось подписывать “филькины грамоты”. У Супрун радостно завопили, что план перевыполнен и уже деньги помчались за пациентами: зарплата терапевтов взмыла в три раза. Терапевты тоже обрадовались, но… тут заплакал Минфин. У него в бюджетной росписи не оказалось столько денег, сколько нужно, чтобы покрыть все текущие расходы Минздрава.

Пошли привычным путем – искать подвох. Когда денег не хватает, например, на субсидии или переселенцев, начинается процесс так называемой верификации. Национальная служба здоровья начала верификацию подписанных деклараций, нашла в них блох и принялась отменять без ведома пациентов.

Записали ребенка без подписи опекуна. Или экземпляры деклараций не были распечатаны. Или были распечатаны, но фамилия пациента оказалась написана с ошибкой. Или за слепую бабушку расписалась внучка, а за парализованного дедулю сам врач. А так нельзя! Поэтому бабулину и дедулину декларации аннулировали

Самый резонансный пример, когда в одной поликлинике Ирпеня из 16,7 тыс. заключенных деклараций отменили сразу 10 тысяч: так сказать, “одним махом всех убивахом”. Первое, что приходит на ум – в декларацию вносились “мертвые души”. Или покойники, или заробитчане, или вымышленные граждане.

Ничего подобного! Записали ребенка без подписи опекуна. Или экземпляры деклараций не были распечатаны. Или были распечатаны, но фамилия пациента оказалась написана с ошибкой. Или за слепую бабушку расписалась внучка, а за парализованного дедулю сам врач. А так нельзя! Поэтому бабулину и дедулину декларации аннулировали, деньги за ними теперь не ходят, и до заключения новой декларации они должны лечить себя сами. Аминь.

Понятно, что это дурь. Неуклюжая попытка объяснить, почему Кабинет министров был вынужден в пожарном порядке на заседании правительства 12 июня перераспределить дополнительно миллиард из других средств для медучреждений, в которых работают семейные врачи, терапевты и педиатры. Потому что бухгалтерия у Супрун с ее реформой не сходится и концы с концами не срастаются.

Массовая отмена деклараций привела к панике и хаосу. На фоне которых в телеэфир вышел какой-то медицинский начальник из Черкасской области и печально заметил, что у них большие проблемы с подписанием деклараций по норме 1800 пациентов на одного врача, ибо врачи в районе банально закончились. Всего областному центру не хватает 30 медиков. И реформа Супрун этой проблемы не решила.

Не решила она не только вопрос нехватки кадров, но и проблему покупки лекарств. Зачем ходить к врачам, если денег на лекарства все равно не хватает? Программа “Доступные лекарства” ("Доступні ліки") оказалась хитро закрученной профанацией.

Ее суть, напомним, заключается в том, что определенные лекарства пациент по рецепту может получить или бесплатно, или с большой скидкой. В основном, это касается хронических заболеваний, когда человек привязан к приему препаратов пожизненно (сердечнососудистые, диабет, бронхиальная астма), либо “дорогостоящих” – рак, инсульт, инфаркт.

Предполагалось, что украинцы смогут получать лекарства по электронному рецепту в любой аптеке, которая заключила договор с Нацслужбой здоровья. Но оказалось, что, во-первых, несознательные аптеки не хотят заключать договоры, а, во-вторых, в перечень попали “не те” препараты.

С аптеками все просто. Источники в аптечном бизнесе говорят, что получить компенсацию от Нацслужбы – это одна головная боль, а выдерживать при этом регулярные проверки от всякого рода структур, включая даже Счетную палату, – вторая. Кому это надо?

Что касается лекарств, то из 188 международных патентованных наименований для “сердечников” Минздрав включил в льготный список всего 17, для диабета и астмы из 28 и 29 соответственно – 3. По каким критериям осуществлялся отбор этих препаратов можно лишь догадываться. Или спросить у замов Романа Илыка и Ольги Стефанишиной, которые покинули министерство и подали в парламент: Илык по округу во Львове, а Стефанишина по списку “Голоса”. В больницах бесплатных медикаментов также не прибавилось. Народ по- прежнему не лечится, услышав, например, диагноз “рак”, потому что денег нет.

 

Как оно будет на практике, мы скоро увидим. Но паниковать по поводу массовой отмены деклараций, думаю, уже не стоит. Скорее всего, этот листок очень скоро утратит свой сакральный смысл, заложенный в него больным воображением Супрун. А нас ожидает порция обновленных попыток вылечить украинскую медицину от кризи

И пока вся эта конструкция псевдореформ, возводимая Ульяной Супрун, рушится у нее на глазах, исполняющая обязанности министра здравоохранения продолжает невозмутимо изображать из себя нечто “не от мира сего”, рассказывая, как преодолеть неприятный запах пота и почему “день медичного працівника, який з’явився у 1980 році у Совєцькому Союзі,” не надо праздновать из-за “штучності й фальшивості тих чи інших свят, які Україна успадкувала від Союзу”.

Конечно, в условиях тропической жары, накрывшей Украину, очень важно знать, что на запах тела, кроме температуры, влияет рацион, гормоны, генетика, эмоциональное состояние, виды бактерий, живущих на теле, а особенно потовые эккриновые, апокриновые и сальные железы. Более того, самой Супрун (или тому, кто пишет на ее странице в Facebook) пот, похоже, нравится, так как "мы склонны отдавать предпочтение запахам представителей противоположного пола, которые менее с нами генетически похожи”.

Но при этом ни слова о массовой отмене деклараций не сказано. И о том, что реформа не клеится, а вместо экономии бюджета вышел перерасход средств. О лекарствах и говорить нечего. Ответственный за трансформацию рынка лекарственных средств Илык не случайно бежит в парламент за депутатской неприкосновенностью.

Но эти темы Супрун, в отличие от “совєцьких свят”, не волнуют. У нее на все универсальный ответ: “медична реформа в Україні не може впроваджуватися швидше, оскільки система охорони здоров'я в країні була практично зруйнована”.

Ну, что ж, тем лучше: судя по всему, американская тетя не будет лезть на баррикады, защищая свое детище, и смирится с отменой медреформы, когда это неизбежно произойдет. Процесс обратного отсчета уже запущен. Подтянулся профсоюз медработников, медицинские институты, клиники, управления здравоохранения.

Существуют юридические выводы, что законодательная база реформы медицинской отрасли противоречит остальному законодательству, согласования нормативно-правовых актов шли с нарушениями процедуры, затея с переводом врачей в статус ФОПов – с нарушениями трудовых договоров и т.д. и т.п. Короче говоря, там нарушений – вагон и маленькая тележка.

И в ОП (бывшей АП), по слухам, согласны с концепцией, что до принятия закона об общеобязательном социальном медицинском страховании, медреформу надо приостанавливать или отменять. А, скорее, замораживать на данном этапе. Не поднимая лишнего шума перед выборами, чтобы не возбуждать порохоботов.

Как оно будет на практике, мы скоро увидим. Но паниковать по поводу массовой отмены деклараций, думаю, уже не стоит. Скорее всего, этот листок очень скоро утратит свой сакральный смысл, заложенный в него больным воображением Супрун. А нас ожидает порция обновленных попыток вылечить украинскую медицину от кризиса.