Психозы недели. В чем виноват Кутузов?

Хочу поговорить о неактуальном. Не о бюджете. Не о фонде президента, куда загнали 1 млрд. грн. И аэропорт от Омеляна за 200 млн. грн. в селе Соленое тоже мне не интересен. Ну, не было в селе Соленое аэропорта, а теперь будет… что украсть. Насчет 500 млн. грн., выделенных «Укрпочте» на доставку пенсий в селах, тоже промолчу. Да, почтальон, как сказал Порошенко, это связь с миром для простых людей, ведь с банковской карточкой не поговоришь. Добавлю, что в глухом селе эту карточку и никуда не вставишь. Разве что только курам в попу. Но обо всем этом и так все пишут. А я – о Кутузове.

Спросите, почему вдруг меня ни с того, ни с сего потащило писать о графе и светлейшем князе Михаиле Илларионовиче Голенищеве-Кутузове, первом полном кавалере ордена Святого Георгия, ученике и соратнике Александра Васильевича Суворова? Совершенно спонтанно.

Ехал давеча в автобусе по центру города, перекрытому “бляхарями”. Электронный голос объявляет: “Вулиця генерала Алмазова”. Мальчик лет девяти выглянул в окно и увидел надпись “улица Кутузова”. Коммунальники (агенты Кремля) за два года так и не поменяли. И спрашивает школьник у бабушки: “Почему улица Кутузова называется Алмазова?”. Бабушка отвечает: “Потому что переименовали”. И дитя своими устами глаголет истину: “А Кутузова за что наказали?”.

Не поверите: у меня давно этот вопрос тоже на языке крутился, только не знал, как его задать. Действительно: за что наказали Кутузова, Суворова, переименовав их улицы в генерала Алмазова и Михаила Омеляновича-Павленко? Да и кто это такие? В чем их заслуги перед Киевом?

Никто не знает и в принципе на этот счет не заморачивается. Вроде бы оба генералы УНР. Кто-то из них занимался украинизацией царской армии на румынском фронте, а другой отличился в боях за Вапнярку. Оба сгинули в эмиграции. В общем, однозначно херои. Куда там Кутузову с Суворовым.

Но мне все равно неясно, почему в Киеве не может быть улицы Кутузова. Хотя бы потому, что в сентябре 1806-го Кутузов был назначен Киевским военным губернатором и числился им до марта 1809-го. Хотя фактически покинул должность в 1808-м. То есть ровно 210 лет назад. Можно сказать, юбилей у нас по этому поводу. Кутузов даже запустил воздушный шар в Шулявской роще в присутствии большого стечения народа. Шар, как описывают в исторических источниках, поднялся выше берез, пролетел влево сажен на сто и близ рощи опустился. Было это в 1807 году. Впервые в Российской империи
И провожали Михаила Илларионовича, согласно историческим источникам, киевляне со слезами. А потом много лет вспоминали добрым словом за то, что навел в городе порядок, растормошил сонное мещанское кубло, открыл первую мужскую гимназию, осветил улицы масляными фонарями и даже впервые в Российской империи велел запустить воздушный шар.

Выдающийся был человек Кутузов-то. Не только полководец талантливый, но и градоначальник способный. Помните фильм “Ликвидация”, как маршал Жуков “чистил” послевоенную Одессу от криминалитета и немецкой агентуры? По сути, ввел в город армию. То же самое, только на 138 лет раньше сделал и Кутузов.

Киев в начале XIX века слыл весьма бандитским и коррумпированным городом. И первое, что сделал Кутузов, став губернатором, начал непримиримую борьбу со взяточничеством. Сам он взяток не брал и окружению не позволял, чем снискал славу порядочного человека.

Вторым важным вопросом для него стала уличная преступность – шайки воров и грабителей терроризировали город. А в дни Контрактовой ярмарки, которая проводилась на Подоле с 1797 года по указу Павла I, их количество многократно возрастало. Да еще целыми толпами стекались аферисты, шулеры и сутенеры со своим “товаром”, от которого по весне у недобропорядочных киевлян и гостей города открывалась постыдные болячки.

Ярмарки стартовали 6-8 января и продолжались до двух недель. За это время десятки, или не сотни людей успевали замерзнуть на улице, заснув пьяными. Многих еще и раздевали и обчищали “добрые” прохожие. Масса товара портилась, разворовывалась, возгоралась и т.д. Все это, по мнению Кутузова, было форменным непотребством.

Поэтому он учредил караулы из местных жителей, чтобы те следили за пожарной безопасностью и воришками. Служба была обязательной: по разнарядке на каждые 10 киевских домов выделяли одного десятского, дежурившего целую ночь.

Кроме этого, Кутузов, как и Жуков в Одессе, привлек к борьбе с криминалитетом армию. Полицейские патрули были усилены военными, которые не долго раздумывали перед тем, как огреть преступника саблей. Тогда в Киеве фактически был создан уголовный розыск: тайный сыск за неблагонадежными элементами, куда назначали самых проворных сыщиков.

А еще генерал-губернатор строил оборонительные фортификационные сооружения, оставшиеся до сих пор, устраивал балы, приемы, театральные премьеры, народные гуляния, которые для провинциального города были тогда диковинкой.

Кутузов даже запустил воздушный шар в Шулявской роще в присутствии большого стечения народа. Шар, как описывают в исторических источниках, поднялся выше берез, пролетел влево сажен на сто и близ рощи опустился. Было это в 1807 году. Впервые в Российской империи.

Правда, целью данного мероприятия являлась не столько потеха народная, сколько поиск Кутузовым новых средств военной разведки. Так сказать, испытание “дрона” начала XIX века. В то время во Франции уже шла активная работа над тем, чтобы использовать изобретение братьев Жозеф-Мишеля и Жак-Этьенна Монгольфье с пользой для армии.
Не хочется мне почему-то портить сей скромный дайджест размышлизмами о темных делах политических упырей и о том, что они надерибанили себе в бюджетную ночь и как в очередной раз взули нацию. Раз Кутузов, не бравший взяток, народным массам категорически неугоден, то пусть наслаждаются теми чудаками, которых они выбрали себе на гребне майданной эйфории. “Бачили очі, що купували…”
Кутузов знал об этом и тоже задумывался о “воздушном дозоре”. Но до войны дирижаблей в Первой мировой пройдет еще более ста лет. Тут Михаил Илларионович поторопился опередить свое время.

Зато другой его замысел, наземный, был воплощен в жизнь. Это я про уличное освещение. До Кутузова улицы Киева вечерами были темными, что способствовало росту преступности. Михаил Илларионович инициировал, как сейчас сказали бы, большую городскую программу по созданию системы освещения значительной части города масляными фонарями: были построены фонари, выделены материально-технические ресурсы, наняты фонарщики, которые ходили и зажигали свет вечерами. Датчиков движения ведь еще не было.

И, завершив это благое дело, Кутузов покинул Киев и вернулся в армию. Прочитал в Интернете, что за день до отъезда написал жене: "Я думаю, завтра еду из Киева. Ты не поверишь, какой тиран – привычка. Я с болью отрываюсь отсюда. Я вспоминаю, что я провел здесь спокойно много месяцев, что я всегда ложился спать и вставал без тревог и угрызений совести…". В общем, полюбил он наш город. И город полюбил его. Почти год генерал-губернаторский дом на нынешней улице Лаврской пустовал. Городской совет не соглашался ни с одной кандидатурой нового градоначальника.

Кстати, из своего дома победитель Наполеона частенько ходил в Киево-Печерскую Лавру – на службу или просто гулять в монастырском саду. Беседовал с монахами. Чаевничал с митрополитом Серапионом. Дружили они.

Именно поэтому улицу, возле которой он жил и по которой ежедневно ходил, в 1912 году назвали Кутузовской (ул. Кутузова). С этим названием она простояла 104 года. Пока ее зачем-то не переименовали в Алмазовскую. Точнее, в генерала Алмазова. Впрочем, один черт.

Такие-то дела, мальчик. Это я тому, который спросил бабушку, за что наказали Кутузова. Не знаю я, за что его наказали. В чем виноват перед Киевом великий полководец. Наверное, в том, что он не гуцул. М-да. Не повезло светлейшему князю с родословной.

P.S. На этой высокой ноте, достопочтенная публика, позвольте откланяться. Не хочется мне почему-то портить сей скромный дайджест размышлизмами о темных делах политических упырей и о том, что они надерибанили себе в бюджетную ночь и как в очередной раз взули нацию.

Раз Кутузов, не бравший взяток, народным массам категорически неугоден, то пусть наслаждаются теми чудаками, которых они выбрали себе на гребне майданной эйфории. “Бачили очі, що купували…”.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *