Ударим многократным социальным взносом по официальной занятости!

Телодвижения правительства в налоговой сфере вызывают растущие сомнения в адекватности властвующих персонажей, а также наводят на подозрения, что правая рука во власти не ведает, чем занята левая нога. Иначе нельзя охарактеризовать тот факт, что в то время, когда Министерство финансов готовит широко разрекламированную — которую уже по счету! — налоговую реформу, включающую снижение единого социального взноса (ЕСВ), Пенсионный фонд (ПФ) продвигает законопроект, главная суть которого состоит в значительном — в разы! — увеличении ЕСВ.

Абсурдность ситуации в том, что в ходе предыдущей по счету «налоговой реформы», имевшей место в конце прошлого года, правительство Яценюка с целью выведения зарплаты из «тени» инициировало как раз сокращение ЕСВ, хотя инициатива эта оказалась скорее декларацией. Если же указанный, скажем откровенно, бредовый прожект Пенсионного фонда воплотится в жизнь, то на официальной занятости в Украине можно будет ставить крест. Вместе с этим резко обвалятся поступления в ПФ, а миллионы граждан останутся без необходимых пенсионных стажей и, соответственно, без должного уровня пенсии.

Напомним, что в настоящий момент ставка ЕСВ для предприятий составляет в среднем 37%, а для некоторых опасных видов деятельности и профессий достигает 41% за счет увеличения отчислений на страхования от несчастных случаев и от временной потери трудоспособности. Кроме этого так называемого корпоративного ЕСВ, на доходы физических лиц также начисляется ЕСВ в размере 3,6%.

Бесславный провал предыдущих начинаний

Суть прошлогодних новаций правительства относительно ЕСВ состояла в следующем. С целью выведения зарплаты из «тени» в налоговое законодательство были внесены нормы, согласно которым предприятие могло сократить ставку корпоративного ЕСВ с 37-41% до 15%¸ но только в том случае, если доходы работников предприятия будут превышать две минимальные зарплаты, установленные государством на текущий момент.

Эта мера вызвала определенные вполне оправданные нарекания. Например, как всегда, пострадали самые малообеспеченные, имеющие самые низкие доходы. Но самое главное состоит в том, что реально воспользоваться возможностью снизить налоговую нагрузку на фонд заработной платы смогли очень немногие, как правило, крупные предприятия, которые и без того были в состоянии выплачивать высокую зарплату и все полагающиеся при этом налоги.

Сказалось и региональное различие в доходах наемных работников. Если в столице, крупных промышленных и деловых центрах работодатели еще могут себе позволить выплачивать среднюю официальную зарплату по предприятию в размере не менее двух минимальных, то на периферии, в дотационных и стагнационных регионах это является непозволительной роскошью.

Точно такой же роскошью выплата удвоенной официальной зарплаты является для значительной части малого бизнеса. Известно, что в малом бизнесе очень часто работники официально оформлены на минимальную или близкую к ней зарплату, а остальное получают сверху, что называется, в конвертах. Эту практику можно сколь угодно долго порицать, но именно это позволяет огромному количеству граждан быть официально трудоустроенными и получать хоть какие-то средства к существованию. Это дает возможность, с одной стороны, хоть как-то наполнять Пенсионный фонд и поддерживать покупательную способность населения, без чего экономика страны окончательно рухнет.

«Борцы с теневыми доходами» из числа чиновников никак не могут или, что еще хуже, не хотят понять элементарную вещь: теневая экономика, теневые доходы миллионов граждан в конкретных условиях Украины выполняют важнейшую роль своего рода предохранительного клапана, социального стабилизатора. Бороться нужно не с теневыми доходами рядовых граждан, которые едва ли сильно превышают официальные доходы; а с теневым оборотом олигархических капиталов, которые обескровливают страну, особенно в такое тяжелое время.

Углубляющийся экономический кризис, падение производства, внешней и внутренней торговли делают невозможным сколько-нибудь значимое повышение реальных и даже номинальных доходов и ведут к сокращению рабочих мест и росту безработицы. Наконец, официальное получение права сократить ЕСВ до 15%, даже при выполнении условия выплаты зарплаты в размере двойной минимальной, оказалось весьма забюрократизированным, и очень многие такое право не смогли получить.

Точных официальных данных результатов найти не удалось, но, судя по отсутствию победных заявлений власти, указанные прошлогодние изменения в сфере ЕСВ не дали положительных результатов в виде роста поступлений в фонд и вывода доходов из «тени». Более того, ввиду сокращения производства, торговли, экспорта и импорта поступления в ПФ неуклонно снижаются.

Поэтому Пенсионный фонд подготовил норматив, предполагающий теперь обратные меры, а именно увеличение ЕСВ. Уже само подобное шараханье из стороны в сторону вызывает, мягко говоря, непонимание…

Удар по носу социальным взносом

Пенсионный фонд разработал законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно упорядочения оплаты труда)» (http://zn.ua/ECONOMICS/pf-predlagaet-ustanovit-dlya-minimalnyh-zarplat-stavku-edinogo-socvznosa-ot-82-do-205-185650_.html). Формулировка об «упорядочении оплаты труда» не должна никого вводить в заблуждение, поскольку речь идет о резком увеличении ЕСВ, правда, при некоторых условиях.

Нормативом предлагается установить некую «индикативную заработную плату». Чем меньше начисляемая зарплата по сравнению с «индикативной», тем больше процент начислений в ЕСВ. Если выплачивается минимальная заработная плата, то ставка единого социального взноса для работников возрастает, например, в два раза — с 41% до 82%, для бухгалтеров — до 123%, для руководителей — до 205%. Кроме того, вместо нынешних 3,6% с заработной платы работника будет удерживаться ЕСВ в размере 7,2%, бухгалтеров — 10,8%, а руководителей — 18%.

Таким образом планируется увеличить поступление отчислений в ПФ и вывести доходы из «тени». Но очевидно, что эффект будет совершенно обратным. Очевидно, что официально выплачивать некую индикативную зарплату смогут очень немногие. Платить огромные ставки ЕСВ также никто не сможет. Сама методика исчисления индикативной зарплаты и ее величина не известны. В итоге официальная занятость начнет стремительно сокращаться, а безработица и теневая экономика, наоборот, расти. Это приведет также к падению конкурентоспособности отечественной экономики и еще более отпугнет иностранных инвесторов.

К тому же авторы проекта додумались до еще одной, совершенно неадекватной новации. Во-первых, рост ставок ЕСВ не предполагает увеличение социальных гарантий при страховых случаях, а именно при временной нетрудоспособности, несчастном случае на производстве, безработице. Это можно расценивать как узаконенный грабеж!

А главное, указанные меры не будут распространяться на бюджетные организации, что вполне объяснимо. Во-первых, чиновники хотят обойти ситуацию, в которой бюджет будет платить в государственный Пенсионный фонд дополнительные взносы, потому что, во-вторых, в бюджетных организациях сплошь и рядом зарплаты равны минимальной или близки к ней. Такое различие в подходах ведет к узаконенному неравенству, что противоречит Конституции и грубо нарушает основополагающие права человека.

Словом, попытка Пенсионного фонда столь топорным способом увеличить поступления чревата целым рядом крайне отрицательных последствий.

Очевидно, что законопроект Пенсионного фонда фактически перечеркивает указанные выше меры по введению понижающего коэффициента ЕСВ, предусмотренные прошлогодними изменениями в законодательстве.

Кроме того, совершенно непонятно, как проект ПФ соотносится с новой редакцией Налогового кодекса, анонсированного недавно Министерством финансов в лице заместителя министра Елены Макеевой. Налоговой реформой, в частности, предусмотрено, что уплата «корпоративного» ЕСВ будет переложена с работодателя на работника. При этом ставка налога будет предположительно уменьшена с нынешних 37-41% до 28-29%, а на величину разницы, как считают чиновники, работодатели якобы увеличат зарплату наемным работникам.

В любом случае меры Министерства финансов в целом направлены на уменьшение ставок взноса, то есть на сокращение налогового давления на фонд заработной платы, пусть и с рядом оговорок. В то же время, меры предлагаемые ПФ, наоборот, ведут к резкому росту налоговой нагрузки. Понять логику работы чиновничьего аппарата невозможно!..